logo

Озеленение казахстанской энергетики

Views: 73

Роль государства становится решающей

Пандемия COVID-19 – серьезное испытание для энергетики во всем мире. С одной стороны, важнейшей задачей отрасли стало обеспечение непрерывного снабжения потребителей: как частных, так и объектов гражданской инфраструктуры. С другой – энергетические компании столкнулись с драматическим сокращением объемов потребления энергии, в первую очередь, со стороны крупных промышленных предприятий. Более того, экономический кризис привел даже к дефолту некоторых из них. В результате энергетика вынуждена была предпринимать экстренные меры для работы в условиях падения выручки.

Постепенный выход из коронакризиса позволил энергетическим службам переключиться на решение среднесрочных и долгосрочных проблем. И одна из них – разработка новых планов развития, которые должны учесть приоритеты потребителей, сформировавшиеся под влиянием пандемии. Компании-потребители стали после первой волны COVID-19 уделять гораздо больше внимания использованию альтернативных источников энергии и цифровых систем управления своими технологическими мощностями. Здесь они видят наиболее действенные средства снижения издержек и повышения эффективности. Эти выводы основаны на данных исследования важнейших изменений в энергетике в кризисную эпоху Leading Energy Transitionin, проведенного летом 2020 года. Оно рассматривает основные направления изменений в энергопотреблении, которые необходимо совершить для преодоления кризиса, вызванного пандемией COVID-19.

Казахстанские реалии

Эпидемия COVID-19, которая для Казахстана оказалась особенно серьезной, вызвала существенный кризис в экономике страны. Под большим давлением находится национальная валюта. Не лучшим образом сказывается и неустойчивость нефтяных котировок – тем более что доходы от добычи черного золота составляют до 30% всех доходов государственного бюджета. Не случайно обращение президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева к народу 1 сентября стало, по сути, объявлением нового экономического курса страны.

Основными принципами новой экономической политики Казахстана стали социальная справедливость, ведущая роль предпринимательства, честность конкуренции, открытие рынков, рост производительности труда, повышение удельного веса высокотехнологичных производств и т.д. Одним из таких принципов, как подчеркнул глава государства, должны стать озеленение экономики и охрана окружающей среды.

Такое внимание к экологическим проблемам, связанное при этом с выработкой нового экономического курса и преодолением последствий коронакризиса, не случайно. О том, что государство приобретает решающую роль в развитии «чистых» технологий и их использовании для интенсификации отдельных отраслей, в том числе и энергетики, говорит мировой опыт.

Роль государства становится решающей

Согласно исследованию Accenture, важнейшую роль в трансформации энергетики должны играть инициативы государственных органов. В качестве примера можно привести запущенную после кризиса 2008 года программу Правительства США по развитию зеленого автомобилестроения, одним из результатов которой стал резкий рост производства и популярности электромобилей, в том числе Tesla.

Нынешний кризис привел к тому, что переход к «чистому» энергопотреблению рассматривается многими правительствами в качестве составной части антикризисных программ. Например, инициатива «Фаза 4» (Phase 4), которая обсуждается в конгрессе США. В ее рамках, в частности, намечено предоставление налоговых преференций производителям, которые используют солнечную энергию и другие зеленые технологии. Амбициозные планы в области развития энергосберегающей инфраструктуры выдвигают государственные органы Китая, а в странах Европы многие правительства самостоятельно или через органы ЕС разрабатывают меры, направленные на финансирование программ низкоуглеродного развития.

О том, каких масштабов может достичь эффект от ускорения перехода к зеленой энергетике, говорит план восстановления мировой энергетики World Energy Outlook 2020, который разработан Международным энергетическим агентством совместно с Международным валютным фондом. Его авторы предлагают мировой энергетике набор из 30 мер, которые позволят сохранить с 2021 по 2023 год 9 миллионов рабочих мест, обеспечить прирост мирового ВВП на уровне 1,1% и добиться сокращения вредных выбросов в атмосферу объемом до 4,5 млрд тонн. По данным Accenture, 35% новых рабочих мест, о которых идет речь в Energy Outlook 2020, можно будет достичь за счет применения мер по повышению энергоэффективности, а еще 25% – благодаря переходу к зеленой энергетике, использующей ветряные или солнечные электростанции.

Разумеется, эти меры потребуют масштабных инвестиций. Основными объектами инвестирования должны стать переоборудование энергетики и переход на современные технологии, разработка и внедрение новых решений в области охлаждения и подачи энергии, модернизация энергосетей и реконструкция энергосистем, причем не только их технологических комплексов, но и бизнес-моделей.

Эпидемия COVID-19 и зеленая энергетика

Коронакризис оказал существенное влияние на энергетику, сократив доходы всей индустрии в целом. Падение объемов затрат на энергию фиксируется как в В2С, так и в В2В-сегментах. Частные потребители в период эпидемии сменили приоритеты в своих расходах, уделив наибольшее внимание таким категориям, как «личное здоровье» и «еда и лекарства».

Такие потребители, по данным Accenture, составляют 43% от всего населения земного шара. В сегменте В2В 53% опрошенных Accenture представителей различных компаний-потребителей утверждают, что будут сокращать свои расходы на энергетические ресурсы, причем большее число респондентов заявляет, что они намерены экономить за счет альтернативных источников энергии или оптимизации энергопотребления.

Специалисты Accenture отмечают, что под влиянием пандемии все большее число потребителей стало обращать внимание на необходимость использования «чистой» энергии. Об этом заявил 61% опрошенных, при этом 40% отметили, что после начала пандемии стали с чрезвычайным опасением следить за такими явлениями, как изменения климата. К примеру, после эпидемии стали весьма благосклонно восприниматься такие идеи, как переход на использование электромобилей и велосипедов, организация совместного использования личного транспорта (с учетом небезопасности общественного).

Не случайно половина опрошенных потребителей энергии в ходе исследования Accenture отметили, что намерены инвестировать в развитие собственной энергоэффективности активнее, чем в «доковидную» эпоху. Но стоит обратить внимание и на то, что значительная часть опрошенных (27%) отметила, что для таких инвестиций необходимы стимулирующие меры со стороны государственных органов. Кроме того, меры стимулирования помогают многим потребителям (особенно представителям сегмента малого и среднего бизнеса) рассматривать переход к низкоуглеродной энергетике как инвестиции с малым риском, что особенно важно в «постковидную» эпоху. Так считают 24% участников опроса Accenture.

Заметно увеличился во время эпидемии COVID-19 и интерес к использованию гибких вариантов оплаты электроэнергии. Так, более 55% респондентов заявили, что внимательно рассматривают варианты, связанные с переходом на гибкие тарифы. Особенно это актуально в сегменте частного потребления, так как большая часть населения вынуждена работать дома и оптимизировать расходы на электроэнергию в зависимости от времени суток.

Пандемия COVID-19, как и предыдущие мировые кризисы, привела не только к драматическим изменениям в повседневной жизни всего населения планеты и экономическим трудностям. Спад экономической активности вызвал значительное снижение уровня вредных выбросов в атмосферу. Но если благоприятные последствия коронакризиса для экологии окажутся временными по мере восстановления активности предприятий, то его влияние на энергетику можно и нужно использовать как долгосрочный фактор развития этой индустрии.

Для этого есть множество факторов: от стремления потребителей к сокращению расходов и повышению энергоэффективности до активного перехода к применению современных цифровых технологий в энергоснабжении и энергопользовании. Однако главным фактором является общественный консенсус, который делает возможным использовать декарбонизацию энергетики не только на пользу окружающей среде, но и для преобразования самой отрасли.

kapital

0

Ваша корзина