logo

Kак Россия, США и саудиты ищут новый нефтяной баланс

Views: 43

Пока новое соглашение Москвы и Эр-Рияда выглядит более вероятным, чем сделка с участием все трех ключевых игроков мирового нефтяного рынка

Март 2020 года станет, видимо, худшим месяцем для нефтяной отрасли за всю ее историю. Общемировой бенчмарк Brent пробил психологический предел $25 за баррель, а американский WTI доходил до $20–21. Все очевиднее, что впереди длительный период низких цен. Коронавирус является главным виновником — МВФ прогнозирует глобальную рецессию впервые с 2009 года. Смогут ли Россия и Саудовская Аравия договориться и смягчить ценовой шок?

Новости из Техаса

В немалой степени ситуация зависит от состояния сланцевой добычи в США, нанести удар по которой, похоже, и хотела Россия, выходя из сделки ОПЕК+. Дела у сланцевых компаний довольно плохи. Эпидемия коронавируса вытесняет проблемы американских нефтяников из повестки конгресса и общенациональных СМИ. Более того, вдобавок к снижению мировых цен карантин неминуемо повлечет за собой ощутимое падение спроса на нефтепродукты и нефть и внутри США — уровень промышленной активности упадет, и нефтеперерабатывающим заводам придется функционировать с пониженной загрузкой.

На этом фоне Техасская железнодорожная комиссия (ТЖК), старейший регулятор в США, в чье ведение входит надзор за нефтяным сектором ключевого для сланцевой отрасли штата, впервые с 1973 года стала обсуждать возможность нормирования американской нефтедобычи. Высокопоставленные лица ТЖК предположили, что Вашингтон мог бы договориться с Россией и Саудовской Аравией о совместном урезании добычи примерно на 10%.

Озабоченность американских властей понятна: усредненные показатели безубыточности добычи в двух основных районах сланцевого бума в США, Пермском бассейне и бассейне Игл Форд, находятся на уровне $48 и $51 за баррель соответственно. Сейчас число работающих нефтяных буровых установок упало до 664, самого низкого с марта 2017 года уровня. Практически все урезают капитальные издержки (по оценкам Goldman Sachs, в этом году уровень сокращений будет около 30%), увольнять сотрудников начали даже самые крупные нефтесервисные компании вроде Halliburton.

Но возможность трехстороннего соглашения вызывает большие сомнения. Во-первых, этого не хотят сами американские нефтяники, госкомпаний среди них нет, и непонятно, на каком основании будут определяться квоты. Во-вторых, мало кто захочет рисковать во время предвыборной кампании в США, когда нет уверенности, что Дональд Трамп останется президентом на следующие четыре года.

А вот сепаратная сделка Москвы и Эр-Рияда представляется более вероятной.

Не время для демпинга

«Нефтяная война» пока ведется в определенных рамках. Saudi Aramco хотя и обещает скидки на апрельские поставки нефти, не объявляет гонку на истощение. Надо отдать должное Эр-Рияду — он весьма эффективно воздействует на соседей. Ирак и Кувейт последовали примеру саудовцев, урезав свои апрельские цены для Европы на $5–7 за баррель. Особенно это поражает в случае Ирака — страны, находящейся в бедственном экономическом положении и без действующего правительства, где последнюю вспышку протестов в конце 2019 года властям удалось временно потушить лишь обещанием принять на госслужбу полмиллиона человек.

Главное оружие Эр-Рияда после распада сделки ОПЕК+ — масштабные запасные мощности, не использовавшиеся ранее. Согласованная квота добычи Саудовской Аравии на 2020 год составляла 10,144 млн барр. в день, однако фактическая добыча всегда оказывалась ниже этого показателя — добывая в 2019-м в среднем 9,7 млн барр. в день, Саудовская Аравия взяла на себя роль балансира ОПЕК+. Глава Saudi Aramco Амин Нассер заявил о возможности довести добычу до 13 млн барр. в день. Для этого, среди прочих мер, предполагается ввод в эксплуатацию месторождений на спорных с Кувейтом территориях — в так называемой Нейтральной зоне.

Проблема в том, что во время пандемии такие объемы нефти окажутся просто не востребованы. Планы вытеснить российскую нефть с ее традиционных рынков тоже под вопросом. Saudi Aramco, в отличие от российских компаний, не имеет возможности сбывать нефть по нефтепроводам, что существенно затрудняет доступ саудитов к внутриматериковым потребителям без доступа к морским портам. Министерство экономики Саудовской Аравии уже урезало бюджет страны на 2020 год на $13 млрд (около 5% расходов).

Отдельно следует обратить внимание на сигналы со стороны российских властей. В Кремле отрицают сам факт ценовой войны с Эр-Риядом, уточняя, что нет необходимости во вмешательстве третьих государств (имеются в виду США) в российско-саудовские отношения. Трудно понять, как с этим уживается точка зрения, что инициатором развала сделки ОПЕК+ стали «арабские партнеры», ведь за пару дней до развала ОПЕК+ Саудовская Аравия публично предлагала урезать совокупный объем квот еще как минимум на 1 млн барр. в день ввиду падения спроса, вызванного коронавирусом, но это уже вопрос внутренней российской политики.

В целом возвращение России к прежнему формату ОПЕК+ маловероятно — странно связывать себя новыми обязательствами после тех решительных действий, которые были продемонстрированы. В то же время Москва и, по всей видимости, Эр-Рияд заинтересованы в том, чтобы цены на нефть сохраняли относительно предсказуемый характер и постараются сохранить особые отношения, позволяющие обсуждать важные вопросы и влиять на рынок без посторонних глаз.

rbc.ru

0

Ваша корзина