logo

Столкновения в Центральной Азии препятствуют планам Китая по газу

Views: 87

turkmen-china

Новая вспышка приграничных конфликтов в Центральной Азии вызвали сомнения в планах Китая по запуску строительства газопровода через Кыргызстан и Таджикистан в этом году. Вооруженные столкновения между пограничниками двух стран 10 июля стали виртуальным повторением событий в январе, свидетельствуя, что мало было сделано для ослабления напряженности в отношениях между двумя соседями в течение последних шести месяцев.

Последний инцидент в Баткенской области Кыргызстана разразился из-за попытки подключиться к водопроводу в анклаве Ворух Таджикистана, в этническом острове к югу от еще несогласованной двусторонней границы, протяженностью 970 км.

Хотя количество варьируется, «Интерфакс» сообщило, что стрельба началась, когда пограничники Кыргызстана попытались остановить около 30 таджикских рабочих, укладывавших линию от реки Каравшин в деревню Бедак в анклаве через спорную территорию.

Государственная пограничная служба Кыргызстана заявила, что военнослужащие произвели предупредительные выстрелы после того, как рабочие начали бросать камни, однако находившиеся рядом таджикские силы также открыли огонь, что привело к перестрелке. По данным министерства страны иностранных дел, в результате боя погиб один таджикский гражданин и были ранены семь человек, включая пограничника Таджикистана.

Кыргызстан обвинил в том, что с таджикских позиций было сделано два нападения с применением минометов, гранатометов и артиллерии, но Таджикистан выступил с опровержением. “Следует отметить, что таджикские пограничники не сделали ни одного выстрела”, говорится в заявлении МИД.

Был ли конфликт запланированным?

 

Сайт «Еurasianet.org» отметил, что конфликт произошел через три дня после срыва переговоров по урегулированию конфликта, произошедшего ранее в январе по поводу строительства дороги в обход Воруха.

Этот проект привел к оружейному и минометному огню, что привело к ранению пяти пограничников и милиционера с кыргызской стороны и двух пограничников из Таджикистана. На последней встрече чиновники Кыргызстана привели, якобы, признаки того, что конфликт был спланированным.

“Он включает в себя молниеносную реакцию государственных органов Таджикистана на инцидент, протекавшую артиллерийскую атаку… и попытку убедить Кыргызстан, что невозможно проконтролировать гражданских лиц”, сказал неназванный высокопоставленный чиновник безопасности Кыргызстана «Интерфаксу».

“Все это неизбежно привело к затягиванию процесса межгосударственной делимитации и демаркации границы”, сказал чиновник.

15 июля таджикские жители анклава напали на машину кыргызского военного прокурора, направленного для сбора доказательств по случаю покушения на убийство, в соответствии с утверждениями Кыргызстана. В понедельник две страны договорились о совместном патрулировании в зоне конфликта, сообщило информагентство ИТАР-ТАСС со ссылкой на Пограничную службу Кыргызстана.

Обе стороны также договорились избегать в будущем подобных вспышек и совместно расследовать недавний инцидент, говорится в заявлении Погранслужбы Кыргызстана.

Трубопровод в опасности

Трения, скорее всего, увеличивают риски для планов Китая, чтобы начать работы в этом году по проекту строительства крупного газопровода через две бедные страны.

Проект “Линия D” составит четвертую нить в системе Центрально-Азиатский газопровод (CAGP), которую открыла Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) в 2009 году для транспортировки ресурсов Туркменистана с маршрутом через Узбекистан и Казахстан.

Наступила неопределенность в судьбе «Линии D» после сообщений о появлении в начале прошлого года плана для альтернативного маршрута.

Председателя КНР Си Цзиньпин и его туркменский коллега Гурбангулы Бердымухаммедов подтвердили о своей поддержке проекту в сентябре прошлого года во время визита Си в Ашхабад, когда страны объявили о стратегическом партнерстве и пообещали значительное увеличение поставок туркменского газа.

Но после этого Китай почти ничего не сказал о рисках и причинах выбора нового маршрута через Кыргызстан и Таджикистан, являющихся двумя странами бывшей советской Центральной Азии, которые почти полностью зависят от импорта нефти и газа. Предыдущие три нити на CAGPрастянуты на расстояние около 2000 км в Синьцзян из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан, экспортеров всей нефти.

Аналитики говорят, что решение миновать Казахстан могло быть вызвано сообщениями о том, что транзит газа был перенаправлен для облегчения дефицита зимой и необходимости разнообразить маршруты. Но здесь риски проведения новой трансграничной ветки через территории, которые никогда не были очищены, возможно, гораздо больше.

Трансграничная напряженность

Этнические конфликты между Кыргызстаном и Таджикистаном вызвали новые сомнения. Если два относительно близких соседа дерутся из-за водопровода, то каковы шансы для нефтепровода, чтобы добиться успеха?

“В этих вопросах нужно полагаться на народную мудрость. Мы жили бок о бок в течение тысячи лет, и я надеюсь, мы найдем решения, которые будут приемлемыми для обеих сторон”, сказал министр иностранных дел Таджикистана Сирожидин Аслов во время визита в столицу Кыргызстана Бишкек. С сентября CNPCмало что заявило о проекте, добавляя к нему неопределенности, хотя линия запланирована к открытию в 2016 году.

В прошлом месяце Лу Цзяньлун, директор стратегического центра планирования для трубопроводной системы, сообщил «Интерфаксу», что CNPC “еще решает маршрут и другие детали с Пекином”. Эдвард Чоу, старший научный сотрудник Программы энергетики и национальной безопасности в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, сказал, что обоснование «Линии D» никогда не было ясным.

“Он всегда имел больше вопросов, чем ответов”, сказал Чоу.

Более, чем необходимо

 

С одной стороны Китай, возможно, имеет уже большую пропускную способность трубопровода из Центральной Азии, чем нужно, учитывая темпы экспорта. В прошлом году, система CAGPтранспортировала 27 млрд кубометров газа в Китай, в основном из Туркменистана, забирая более чем половину его импорта газа, заявила CNPC.

С добавлением «Линии C», которая открылась в июне, мощность составит 55 млрд. кубометров в год к концу 2015 года, сообщает «Интерфакс». «Линия D» может добавить еще 25 млрд. кубометров, что приведет общую мощность системы к 80 млрд кубометров к 2020 году, говорится в сообщении CNPC.

Туркменистан пообещал Китаю, что его экспорт достигнет 65 млрд. кубометров в год по рамочному соглашению 2012 года, с 10 млрд кубометров ожидаемых из Узбекистана и 5 млрд кубометров из Казахстана.

Многое зависит от разработки гигантского, но сложного месторождения газа «Галкыныш» в Туркменистане, но его развитие замедлилось. CNPC заявила, что она не ожидает более 1 млрд. кубометров из этого месторождения в этом году, сообщила в марте «Аргус Медиа».

“На мой взгляд, они должны наращивать производственные мощности для экспорта в Туркменистане, в частности из «Галкыныш», чтобы заполнить «Линии A, B, и C», считает Чоу.

«Галкыныш» считается вторым по запасам депозитом газа в мире. Но оценки пропускной способности трубопровода и экспортные цели менялись на протяжении многих лет. Сроки также остаются неопределенными для развития основных ресурсов, обнаруженных недавно в Таджикистане, все более затуманивая необходимость «Линии D», говорит Чоу.

Этническая напряженность

 

Еще одной сложной задачей остается этническая напряженность, которая может возникнуть в связи с притоком многих тысяч китайских рабочих для реализации трубопроводных проектов, если они начнутся. В июне вспыхнули беспорядки в проекте строительства нефтеперерабатывающего завода в северном кыргызском городе Токмок, когда взбунтовались китайские мигранты и взяли сотрудников из Кыргызстана в заложники, оспаривая оплату за труд.

Правоохранительные органы применили оружие, чтобы восстановить порядок, а 25 рабочих были депортированы, сообщила «Еurasia.net». Такая напряженность, по всей видимости, нарастает вместе с китайскими инвестициями.

“Как только китайцы стали более заметными, у кыргызской стороны выросла подозрительность, что их маленькая страна может быть поглощена их гигантским соседом”, говорится на веб-сайте.

Пока CNPC может еще идти вперед с «Линией D», одной из возможностей является то, что Китай сохранил эту опцию реалистичной в качестве стимула для России, чтобы удовлетворить требования Китая для достижения сделки по альтернативному трубопроводу.

В мае российский «Газпром» подписали $ 400-миллиардный договора на поставку CNPC38 млрд. кубометров газа в год по трубопроводу из Восточной Сибири за 30-летний период, заключив спорную сделку после трудных переговоров, длившихся десятилетие. Все еще предстоит выяснить, снизит ли сделка с Россией китайское стремление реализовать проект «Линии D», или же она может все еще оставаться нужной для сохранения России быть готовой на все для завершения своего ​​трубопровода к 2019 году.

Но конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном, вероятно, будет еще одной проблемой для плана, который уже вызвал вопросы, в то время как Китай до сих пор не оказывает политического влияния на Центральную Азию для обеспечения безопасности трансграничных энергетических проектов, как «Линия D».

 

StanRadar.com

Comments: 0

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

0

Your Cart