Россия

“Система” Владимира Евтушенкова прощается с нефтяным бизнесом  

Key Speakers At 21st World Petroleum Congress

Арбитражный суд Москвы в четверг решил истребовать в госсобственность 81,67% акций “Башнефти”, шестой по величине нефтяной компании в России. Заседание продлилось чуть больше часа, а на вынесение решения у судьи ушло 20 минут.

Но миноритарии «Системы» вздохнули с облегчением: по крайней мере государство пока не затребовало 190 млрд руб. дивидендов, которые компания Владимира Евтушенкова успела получить за годы владения «Башнефтью».

Иск об истребовании акций «Башнефти» у «Системы» и ее «дочки» «Система-Инвест» и их возврате в федеральную собственность был заявлен Генпрокуратурой. Он отсылал к 1991 году, когда был принят закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» и постановление Верховного Совета РФ «О разграничении государственной собственности в РФ…», по которому предприятия топливно-энергетического комплекса (ТЭК) относятся исключительно к федеральной собственности. Главным доводом Генпрокуратуры было то, что «вопросы разграничения федеральной собственности должны решаться совместно федеральными и региональными властями», но во время приватизации в 1992 году Башкирия не запрашивала мнение федеральных властей, а значит, акции «Башнефти» выбыли из собственности РФ без ее ведома.

Час двадцать

Юристы «Системы» пытались апеллировать к истекшему сроку исковой давности, но представитель прокуратуры Юлия Малышева настаивала, что отсчет начинается не с того момента, когда случилась спорная сделка, а с того, когда лицо узнало о нарушении своего права.

«Акции «Башнефти» никогда не были в собственности Российской Федерации. Как можно просить вернуть собственность, которой РФ никогда не владела?» – удивлялся юрист «Системы». Если государство считает, что незаконными действиями Башкирии ему был причинен ущерб, то и требования должны предъявляться к властям республики, настаивал он.

Тем более что вина других собственников спорных акций не доказана: само по себе постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Рахимова и Евтушенкова не может служить доказательством преступления. Наконец, «Башнефть», акции которой пытается вернуть государство, уже сильно отличается от предприятий башкирского ТЭКа 1990-х годов: помимо Башкирии, компания уже работает в Мьянме и Ираке, объясняли судье Ольге Александровой защитники «Системы».

Но после перерыва она объявила, что суд постановил удовлетворить иск «в полном объеме»: у «Системы» и «Система-Инвест» изымается 81,67% «Башнефти», они также должны уплатить по 4000 руб. госпошлины.

В Гражданском кодексе (п.2 ст.196) четко говорится, что срок исковой давности составляет десять лет со дня нарушения права, а не с момента, когда об этом стало известно, отмечает адвокат Московской городской коллегии адвокатов Алексей Мельников. И этот срок явно истек, уверен он: раз Генпрокуратура добивается возврата акций в госсобственность, то она должна оспаривать их выбытие, а это произошло в 1992 году. К тому же Счетная палата – официальный государственный орган, ее аудиторы еще в 2003 году заявляли о нарушениях при приватизации «Башнефти», добавляет он.

 

Только «пощипать»

Несмотря на проигрыш, адвокаты «Системы» не выглядели расстроенными: итог суда мог оказаться для компании куда драматичнее. На предварительном заседании представитель Следственного комитета предлагал Генпрокуратуре заявить дополнительные требования о возврате «Системой» 190 млрд руб. дивидендов, которые «Башнефть» выплатила компании за 2009–2013 годы. Но Генпрокуратура эту идею неожиданно не поддержала, ограничившись первоначальным требованием о возврате акций.

RBC